Home Poptropica Cheats and Walkthroughs Poptropica Cheats and Walkthroughs Most of your time spent in Poptropica is trying to solve the different island quests and missions. A new island quest is added every few months to the game, and special advertising and other mini-missions appear in Poptropica all the time. Some of the quests are simple and easy to finish, but others are extremely hard and take a long time—and many attempts to solve. Here is a collection of all the walkthroughs for all of the islands in the game. They include written walkthroughs, text walkthroughs and plenty of screenshots and guides to help you on your adventures through the game. Mission Atlantis It was supposed to be simple: But a stunning discovery leads you to a brand new mission!

Это было проявление философии, настолько отличающейся от взглядов, принятых в Диаспаре, что Олвин никак не мог ее усвоить. Почему кто-то должен столь терпимо относиться к смерти, если она не является чем-то обязательным, если есть возможность жить тысячу лет, а затем совершить скачок через многие и многие тысячелетия, чтобы начать все сначала в мире, черты которого в какой-то степени предопределены и.

Это была одна из загадок, разрешить которые он вознамерился, как только у него появится возможность откровенно их обсудить.

Ему было очень трудно уверовать в то, что Лиз сделал этот выбор по собственной воле, если ему было хорошо известно об альтернативе, реально существующей в Диаспаре.

Когда в результате напряженной борьбы между приливными силами и гравитацией Луна, наконец, начала падать, ее уничтожение стало необходимостью. Именно с этой целью и была построена Шалмирана, а потом вокруг ее предназначения соткались известные всем вам Каллитракс чуть печально улыбнулся всей своей необъятной – В нашем прошлом есть много подобных легенд, частью правдивых, частью – ложных; есть и другие еще не разрешенные парадоксы.

Но это проблема скорее для психолога, а не для историка.

Нельзя доверять полностью даже записям Центрального Компьютера: они несут на себе следы поправок, сделанных в очень далеком прошлом. На всей Земле лишь Диаспар и Лис пережили период упадка – Диаспар благодаря безупречности своих машин, Лис – ценой частичной изоляции и в силу особой интеллектуальной мощи своего народа.

Но обе культуры, даже несмотря на борьбу за возвращение к прежнему уровню, были искажены доставшимися им в наследство страхом и мифами.

Эти мифы более не должны преследовать .

Он думал о бессчетном количестве миллионов лет, которые канули куда-то с тех пор, о том, как с каждым таким миллионом движение здесь все затихало и затихало, а огни на огромной карте угасали один за другим, пока не осталась эта вот единственная линия. Как долго, мнилось ему, сияет она здесь, среди своих погасших товарок, в ожидании человека, которого нужно направить и которого все нет и нет?.

И наконец, Ярлан Зей вообще запечатал самодвижущиеся пути и отрезал Диаспар от всего остального мира.

А это было миллиард лет .

Ситуация становилась интересной, и он хотел проанализировать ее по возможности полнее. Но вряд ли он сможет многое узнать, если только Хедрон не проявит желания сотрудничать. Он должен был предвидеть, что Элвин когда-нибудь повстречает Шута – и последствия этой встречи будут непредсказуемыми. Шут был единственным человеком в городе, которого тоже можно было назвать эксцентричным – но даже его эксцентричность была запланирована творцами Диаспара.

Очень давно было обнаружено, что без некоторой доли преступлений или беспорядков Утопия скоро сделается невыносимо унылой.

Преступность, однако, по самой природе вещей не могла гарантированно сохраняться на оптимальном уровне, требуемом социальным равновесием. Если она разрешалась и регулировалась, то переставала быть преступностью. Должность Шута и была решением, – на первый взгляд наивным, на деле же глубоко утонченным – найденным создателями города.

Во всей истории Диаспара не нашлось и двухсот человек, наследственность которых делала их подходящими для этой необычной роли.

Они имели определенные привилегии, защищавшие их от последствий их же деяний. Правда, были Шуты, переступившие черту и понесшие единственное наказание, которое Диаспар мог наложить – быть изгнанными в будущее еще до конца их текущего воплощения.

Но для Элвина и Алистры существование веществ, имеющих в одном направлении свойства твердого тела, а в другом – жидкости, казалось совершенно естественным. Дома вокруг них становились все выше, как будто город наращивал бастионы против внешнего мира. Насколько непривычно было бы, подумал Элвин, если б вдруг стало возможно увидеть жизнь за этими громоздящимися стенами, будь они прозрачны.

Теперь у меня есть доступ ко всему объему памяти этого робота и ко всем способностям, которые были в него встроены. И вот сейчас одну из этим способностей я и хочу использовать. Гляди. По беззвучному приказу, о характере которого Джизирак мог только гадать, робот выплыл ив отверстия туннеля, набрал скорость и через несколько секунд превратился в далекий, отсвечивающий металлом солнечный блик.

Он летел низко над пустыней — над ее песчаными дюнами, которые, словно застывшие волны, заштриховали пустыню косой сеткой гребней.

У Джизирака возникло безошибочное впечатление, что робот что-то ищет но вот что именно, он, конечно, и представить себе не. И вдруг с пугающей внезапностью сверкающая крупинка метнулась вверх и замерла в тысяче футов над поверхностью пустыни.

Олвин испустил шумный вздох удовлетворения. Он кинул на Джизирака быстрый взгляд, как бы говоря: Вот Не понимая, чего же, собственно, ожидать, Джизирак поначалу не заметил никаких перемен.

С приближением хозяина Криф удалился, продолжая мрачно жужжать. В наступившей тишине Хилвар некоторое время разглядывал робота. Затем он улыбнулся.

Они станут заботиться обо мне, как заботились о тебе Эристон и Итания, потому что сперва я ничего не буду знать о Диаспаре и мне неведомо будет, кем и чем я был. Воспоминания об этом постепенно возвратятся к концу срока моего младенчества, и на их основе я начну возводить здание нового цикла своего существования. Такова схема наших жизней, сменяющих друг друга. Все мы уже побывали в этом мире много, много раз, хотя поскольку периоды не-существования различаются,– надо думать, в соответствии с законом случайных чисел,– каждое нынешнее население города уже никогда не повторяется с совпадением на все сто процентов.

У нового Джизирака будут и совсем другие новые друзья, и новые интересы.

Однако старый Джизирак — ровно такая его часть, какую мне заблагорассудится сохранить — все же будет существовать. Но и это еще не. В каждый данный момент, Олвин, только сотая часть граждан Диаспара живет в нем и разгуливает по его улицам. Подавляющее же большинство его населения спит глубоким сном в Хранилищах Памяти в ожидании сигнала который снова призовет каждого на сцену бытия. И это значит, что мы сочетаем непрерывность с изменчивостью, а бессмертие — с отсутствием Я понимаю, Олвин, над чем ты сейчас задумался.

Тебе хочется узнать, когда же и ты сможешь вызвать к поверхности сознания воспоминания о своих прежних жизнях, как это уже делают твои товарищи по играм.

Так вот — таких воспоминаний нет, Олвин, поскольку ты — единственный в своем роде.

Наконец, когда Джезерак убедил себя, что это и в самом деле уже не сон, он повернулся к своим спутникам. – Благодарю тебя, Джерейн, – сказал. – Я никогда не верил, что тебе это удастся. Психолог, очень довольный собой, осторожно регулировал что-то в висевшей рядом с ним в воздухе небольшой машине.

Да нет, только меньшинство. Средний человек над всем этим просто не задумывается. Но спроси такого — и он наверняка скажет, что если бы Пришельцы и в самом деле хотели уничтожить Землю, они сделали бы это уже давным-давно. Мне как-то не кажется, что хотя бы кто-то боится их и на самом деле. — В Диаспаре все совсем по-другому,– вздохнул Олвин. — Мои сограждане — безумные трусы.

Они ужасаются при одной мысли о том, что можно выйти за пределы городских стен, и я просто не представляю себе, что с ними станется, когда они проведают о моем космическом корабле.

Джизирак сейчас уже, конечно, обо всем рассказал Совету. Хотелось бы мне знать, что они предпринимают. — Это-то я могу тебе сказать. Сейчас они готовятся принять первую делегацию из Лиза.

Мне только что сказала об этом Сирэйнис.

Все это было предельно запутанно. Несмотря на небольшие размеры и малочисленность населения, не превышавшего тысячу человек, Эрли была полна сюрпризов. Здешняя жизнь отличалась от диаспарской едва ли не во всех отношениях. Расхождения касались даже столь фундаментальных вещей, как речь. Голос для нормального общения использовался разве что детьми; взрослые редко произносили хоть слово, и Элвин в конце концов решил, что и это они делают только из вежливости к .

Я там никогда не был, но полагаю, что это куда дальше, чем я намеревался пройти. За день нам туда вряд ли и дошагать. А если мобиль использовать. — Не получится. Путь-то туда — через горы, а машина для этого никак не приспособлена. Олвин поразмыслил над .

EXCLUSIVE: ‘The Book of Love’ Trailer – Justin Timberlake Scores